back

kuzmacinema


Кузьма Востриков, продюсер кино


Ответы на НЕСКРОМНЫЕ вопросы фестиваля АРТКИНО
back
kuzmacinema

Здравствуйте, уважаемый фестиваль АртКино! Как я рад снова видеть вас на прекрасной осенней тропинке охлаждённого и рутинного Московского города! Только вы умеете сохранить краску наивности и жажды поиска истины! Давайте вместе что-нибудь станцуем!

В своём танцевальном ритме с одышкой отвечаю на ваши вопросы.

1.       Когда Вы начинали свой профессиональный путь, что вдохновляло Вас на творчество? Были ли у вас тогда кумиры, которым вы хотели подражать?

Однажды я шёл с прекрасной девчонкой по лесу. Был июнь. Жужжали мухи. Чувствовалась торжественность и напряжение момента. Нас подбадривали деревья и красивые лесные цветы… Девчонка мне и говорит: «А я снимаюсь в полнометражном кино». Шуршал ветер в кронах деревьев, было настоящее, жаркое, бесконечное, немного печальное лето. И я ей тогда сказал: «А я тоже мог бы снять кино…»  Она сочувственно рассмеялась.

И с той минуты всё завертелось. Я как бешеный стучал сердцем. Я застрадал. Я никому ничего не сказал, взяв в руки лопату чистолюбия, и принялся изучать все стадии кинопроцесса. Признаться, эта невинная насмешка девчонки сыграла очень важную каплю во всколыхнувшихся к кинематографу чувствах.  До этого момента я почти не интересовался кино: хотя всё детство прошло в кинематографических муках метафористов-родителей, становиться на профессиональный путь не хватало мужества: мы с друзьями баловались с изображением,  наяривая чуждые курсовые проекты в технических вузах. Творчество, работа с изображением были в студенчестве робкими экспериментами по вытаскиванию своих дремучих ростков на божий свет.

Настоящий импульс пришёл только к тридцати. И эта мотивация, долгая внутренняя история о том, как просыпается личность и вулканы в нас. Будет интересно, потом расскажу отдельно.

Подражание, если потакать языку психоанализа, это желание наступить своему родителю, отцу на хвост. Или что-то там. Любое подражание  – это имитация, реинкарнация прошлой жизни в новой актуальности, и конечно это выглядит соблазнительно и модно.  Вы хотите спросить меня о том, чувствую ли я и вижу окружающее так же, как и вы? Конечно, мне хочется разыскать свою папу-утку и сделать чуть лучше в кино, чем она: своего идола надо опровергнуть.

2.       Главный урок, который усвоили, начав работать в кино?

Кино – это не работа. Это купание на пляже, это фонтанирование, бесконечное противоречие, спор, физический труд, это хитрость интриги и обман. Здесь невозможно придумать систему, следуя которой начнёшь клепать шедевры и занимать место на полке истории. Кино – как и всякий раздел искусства, это борьба со своим отражением, преодоление. Представьте, вы на даче, копаете картошку. Взборонили уже целый квадратный метр, накопали полведра, а ещё десять соток вас ждут. А вы уже еле стоите на ногах.  В кино не может быть результата, потому что кино – это процесс. И главный урок состоит в том, что если ты любишь возить киноплёнку на проявку, сканировать её, клеить дубли, делать звук, уговаривать актёров, таскать декорации, править сценарии, значит ты любишь кино. Кино существует для кино. Кинематографисты для зрителей не созданы. Это фикция. Такие фанатики-мотыльки, которые всю жизнь тратят неизвестно на что, а на премьерах хвастают друг перед другом – круто мы тут на кране проехали?

3.       Самый интересный опыт, который вы бы не приобрели, если бы не работали в кино.

Для начала искаверкаем вопрос, а потом подгоним ответ под нужную риторику. Мы ведь короткометражные козявки. Ползаем и унижаемся перед коммерческими монстрами, собирая на коленках короткие метрики в надежде поймать своим талантом инвестиционный ветерок.

Наивно полагать, что кино ищет таланты. Кино уже давно вылупилось из яйца поиска, обленилось, зазналось, покрылось хитином, отвердело и выпустило щупальца, собирающие ассигнации с дорожки, по которой оно ползает. Это дорожка коммерческого и прокатного кино: вся индустрия закрыта от нас, наивных кубинских парней, которые со своими короткометражками пришли носом проткнуть живописный пейзаж. Кино спешно и истерично пытается заработать деньги, как буратино простукивая каждого зрителя мани менеджментом, выманивая из каждого последнюю копейку на выходе из кинозала.

Молодые авторы, ещё не успевшие набрать оперения, и хвост которых состоит из хрящевой ткани, уже мотивируют свою творческую муку заработком денег. Они оперируют в уме миллионами долларов, которые вот-вот на них польются отовсюду, как лапша, потому что их яркий талант освещает Вселенную. Юные романтики, которые пришли в кинобизнес, потом спрашивают у себя, смотря в зеркало: а что это у меня растёт такое седое на щеках и голове? Куда я состарился, ведь дела мои только должны начаться?

Мир денег зазывает нас слоганом. Будто бы в кино есть благополучие, ниши и всё приготовлено для того, чтобы каждый занял свои места: режиссёры, художники, зрители, мы вас ждали, присаживайтесь, пожалуйста.

Кино – это прижизненный ад, факультатив  для тех, кому не хватает мужества отказаться от своих честолюбивых заблуждений юности и фетишизма.

Но не обижайтесь читатели, какой вопрос, такой и ответ, понятно, что он уже скучен, и хочется зевать и тоже что-нибудь нагрубить. Просто я хотел наглядно убедить вас в том, что кино – это не работа, и если мы хотим заниматься продажей кино, как слоёными пирожками с капустой – то мы прямиком попадём в пасть обманщикам и людоедам из финансового мира, которые держат кино для своих гнусных утех.

Тысячи девочек и мальчиков бегут в театральные вузы, потому что есть до сих пор романтика кино: это такая очень почётная денежная профессия, которая приводит к полной нирвание и гармонизации личности и обширной славе, почти что инфаркту. А так же она приводит к алкоголизму, нищете, зависти, злобе, поломанной судьбе, и дезориентации жизненных ценностей.

Самый интересный опыт состоит в том, что не ведётся поиск в самом пространстве профессии: обсуждения любых предложений о съёмках начинаются с гонораров. Профессионалы устали, и хотят отдохнуть на пеньке, тайно передав работу стажёрам.

Я думаю, современному кино нужен отдых от денег, хотя бы на недельку. Хотя бы в Египет.

4.       Был ли момент, когда вы поняли, что занимаетесь именно тем, чем должны? С чем это было связано?

Мой отец, Николай Востриков, говорит, что он с Марса, и что он ждёт пришельцев, зелёных человечков. И что только на иных планетах царит гармония и чистота в чувствах, отношениях и экзистенции в целом.

Ну, я отношусь настороженно к такому. Потому что Николай мажет свои картины в мастерской, и болтает всякий вздор, который мы сыновья вынуждены наматывать на ус.

А поскольку усы не так быстро отклеиваюится, есть некое ощущение инопланетности, действительно. Когда уходишь из детства, обычно это происходит внезапно: ты так говоришь, ой, ну всё, детство, пока, ох,ох, и выпрыгиваешь из голубого вагона.  Вот когда ты отпрыгнул от него, ты навсегда почувствовал эту отстаранённость и замыленность картинки жизни. Тебе словно бы уже всё рано жить или не жить. Ну, ты не Гамлет конечно, и мы своё тут посуетимся, но в целом, появляется иллюминатор, через который ты наблюдаешь картину мира. Раньше ты в нём был растворён, в мире, в лужах головастиков ловил, а теперь ты наказан и будешь через это закопченное окошко реанимации на все радости смотреть. Вот почему я про зелёных человечков: земля кажется чем-то очень наивным и прекрасным. Как футбольный мяч. Радостные и красивые девчонки. Усталые мужики идут домой со стройки. Женщина в будке метроплитена, грустная, но настоящая.  А ты – зелёный человечек. У тебя транзит, тут поживу немного и уеду к чертям.

Так что оказывается, что Николай всех вокруг заразил – мы все зелёные, почти каждый кто виден, он тоже зелёный человечек. А у зелёных, у них жизнь расписана по минутам. Им хочется какой-то контакт установить с землянами, дружественный. Потому что зелёный – это цвет тоски. И ты потосковал, потосковал, и картину нарисовал.  Или кино потом снял. Это какашки такие, интересные.

Вот когда ты себя в зеркале увидел, что ты весь зелёный, ты понял, что времени нет фармазонить, и ты сразу начал делом заниматься, то есть, что называется, нашёл себя.

5.       Что вам интересно как кинематографисту и что интересно как зрителю?

Ну, такой вопрос для дипломного проекта, крепкий, без выпендривания, на четвёрочку. Не поэтический, инженерный вопрос. Вот как бы к нему элегантно подобраться?

Как кинематографисту интересно всё: учиться можно целую вечность, и так и не понять, как же кино надо снимать.  С жанровой точки зрения мне ближе всего конфликт природы человека: с самим собой, преодоление, проблема мужчины и женщины. Космос, зелёные человечки, опять же. Достоевский, нож, который Светлана вонзила в спину супруга Сергея, пока он жарил грибы. Ну и так далее. Это долгий путь - умение сценарно мыслить и эпизоды повседневности использовать и адаптировать в кино. Нужно интенсивно пробовать и учиться. Вот наша картина «Узел» взята на девяносто процентов из реальной жизни по тексту. Там вообще мало творчества получилось. Тем, кому соцреализм, так скажем, не по душе, ставят нам с Павлом Лукьяновым (сценаристом «Узла») небольшой незачёт. Те же, кто жизнь воспринимают изначально как литературу, как и мы, как А.П. (Чехов – прим. ред.), тем наша работа нравится. Как кинематографисту мне было бы интересно развить навык сворачивания мякоти литературы в изображение. Как зритель я сейчас смотрю кино больше как кинематографист: жадно его всасываю. Проблем восприятия масса, это тоже отдельный разговор. Как зрителю интересны кинематографические проблемы: ритма, как он выстроен, чем режиссёр жонглирует, как он создаёт недосказанность, как он ломает сюжет. Неожиданны ли для меня его ходы. Интересно анализировать на стилистику. Вообще, я очень наивный и тупой зритель. Надо мной всегда друзья смеются. Я уже привык, что отстаю в развитии, и почти не огорчаюсь.

6.       С кем были бы счастливы поработать?

В первую очередь с Вуди Аленом. Надеюсь, это случится ещё при его жизни. Я готовлюсь ехать в Нью-Йорк, на свою историческую родину. В России хотелось бы поработать с серьёзным сценаристом, с профессионалом российского или зарубежного кино.

Ещё в задумках поучиться методам работы у западноевропейских художников-постановщиков. В нашем кино, работа художников какая-то вялая, как ни странно, не достаточно красочная. У нас верхом искусства, что называется, арт-хауса, считается навык полностью убить цвета, насыщенность выкрутить до отсутствия цветов. Такое ощущение, что атмосферное кино всё в пыли снято, на строительной площадке. Вот хочется начисто от этого уйти. Хотя у нас в картине «Узел» такие тоже цвета, но изначально фильм был задуман как чёрно-белый. Мой друг, Николай Граник, продюсер «Узла» сказал, что сильно устал от стратосферного кино. Что это за кино такое, атмосферное? Вот стратосферное, это да. А Европейское кино оно вообще другое по цвету, если в среднем брать, общее впечатление. Попробуем найти  европейского постановщика и пригласим его на проект, чтобы он свою художественную власть и террор устроил на площадке.

7.       Российское кино – кризис или бесславный финал?

Снова хочется дунуть со своей колокольни: если мы будем пытаться подражать голливуду и снимать стомиллионные блокбастеры, то это конечно смешно. Есть у нас ребята, которые фантастику снимают по пятьдесят миллионов евро. Если воспринимать кино как индустрию развлечений, то шансов никаких. Нельзя же микросхемы собрать в лесу на Алтае или в избе-мазанке из топора или репы. Хотя у нас в некоторых конструкторских бюро на госприёмку деревянные антенны и ящики с проводами ставят, а внутри картошка.Так что и кино такое.  Всё что у нас хорошо получается, это по трубе отправлять руду и углеводороды для чужой промышленности. А если мы хотим снимать кино, то только стратосферное, утешительное такое маленькое кино. Такое эстетское, как у папы Карло в каморке, печальное. То есть по финансовому дьяволу можно только искусством ударить, что АртКино и делает. Поэтому АртКино, это добрый пушистик, который своё орудие направил на империалистов и либералов так называемых, и палит по ним. И это называется «Месть пушистых». Я бы так следующий фестиваль назвал: «АртКино – Месть Пушистых Пять».

8.       Будет ли кино 21-го века отличаться от кинематографа века 20-го?

Вот я недавно узнал, что помимо неандертальцев и сапиенсов есть ещё третья ветка по гипотезе актуальной науки – денисовцы. Дополнительный хитрый и малочисленный вид человека. Прошло всего каких-то сто тысяч лет, а мы до сих пор не знаем, кто наши предки. Обезъяны, собаки, улитки, или какие-то там денисовцы. Наука вообще-то вещь странная, идеологическая. Так что верить никому нельзя сразу. Так вот, по словам археолога Николаса Конарда, нашедшего самую древнюю на сегодняшний день скульптуру женщины, её возраст оценивается в сорок тысяч лет. Скульптуры конечно, а не женщины. Что такое сорок тысяч лет? За это время мы бы даже до мало- мальски интересной звезды долететь не смогли бы. Пылинка времени. А человечество уже как далеко шагнуло вперёд в искусстве: чего только стоит шедевр Церетели, стоящий на берегу Москвы реки. По сравнению с тёткой из слоновой кости, это просто венец эстетики и осмысления времени. А если раскопки доберутся к окаменелым дачам Путина на ВДНХ, археологи поймут, что мы жили интересно, насыщенно, ярко. Поэтому в кино тоже ситуация оптимистичная, кино и в двадцать первом веке будет лучше, веселей, и через десять тысяч лет тоже – симпатичным вполне.

9.       Искусство больше, чем жизнь. Согласны?

Ну, это же вопрос веры, своя риторика в нём есть. Можно сказать: «Спартак чемпион!» или «Коней на мясо, Зенит рулит!» У каждого своя правда и своя религия. Многим из нас сейчас куда важнее попасть на распродажу и выбрать каблуки повыше, сфотографировать еду для фейсбука в уютном ресторанчике. А о каком искусстве идёт речь? Жизнь всегда затопчет искусство. У нас на участке за городом живёт пёс по кличке Чёрный. Так вот за ним каждое утро надо убирать по пять кучек симпатичных. Жизнь давно придумала, как себя распространять. Посмотрите на Гонконг или Китай, на двухсотэтажные небоскрёбы. Или на дачные участки в четыре сотки. Или хотя бы на муравейники. Ну, муравьёв давайте не трогать, они действительно люди искусства и разных геометрических поисков и проекций. Но сам человек уже давно идентифицировался – хрустящие палочки, аквапарки,  магазин на диване, айфоны, иммобилайзеры, липосакции, ботексы, дольче и габана – нам просто некогда тратить время на ерунду, когда вокруг столько интересного.

Каждый день фотографировать на свой айфон пасту фетучини и выкладывать в фейсбук, это же служение деманам бога Гастра, котрые могут проснуться, если его вовремя не ублажить своими картинками…

А если не выкупить блеск для губ, то ваша бабушка заблестит в гробу фосфором и встанет и придёт в ваши Новые Черёмушки. Поэтому я обязательно провёл в свою панельную пятиэтажку, которая рушится, интернет, и хожу в колготках от Джона Гальяно. Это самые трендовые колготки в мире сейчас, и в моём подъезде ни у кого таких нет. Поэтому я купил ещё айфон, и фотографирую свою задницу на фоне лифта. У меня есть даже папка такая с фото: репортаж из Черёмушек.

О каком искусстве вы нам хотите сказать, молодым наивным кинематографистам? Ленинская Библиотека трещит по швам от количества аспирантов, ищущих там свои знания и клады? Мы что, выпускаем Тарковских из стен наших институтов? Мы интересуемся литературой или посвятили жизнь живописи? Или создаём на улицах нашего города архитектурные ансамбли, храним и уважаем памятники?  Литературу, классику?

Великий бог телевизор, вот во что я верю. Волшебный ящик и антенна впридачу! Ещё в сигареты с детьми на обложке. И ещё певец Децл. Люблю чипсы. А умирать за какое-то искусство, вы чё там все пообкуривались что ли?

А ещё в Сергея Зверева верю. Как сказал один великий учёный: «Сергей Зверев спасёт мир».

10.   Похоже ли настоящее кино на то, что о нем думают люди со стороны?

 Такой интересный вопрос в стиле Алисы в стране чудес, даже растерянность какая то появляется от всех этих отражений. В теории антенных систем это называется: боковые лепестки. Самое дороге и не нужное, что есть у кинематографистов, это конечно же зрители. Я уже рассказывал когда-то, что сотрудничал с журналом «Птюч» в девяностых годах прошлого века, и главный редактор говорил: Люби людей, люби людей, пиши хорошо, по-доброму. Надо наверное по-доброму: без зрителей не было бы кино, но кинематографистам на зрителей начхать.

Кинематографисты сами с собой соревнуются, и друг друга на премьеры приглашают.

11.   Должен ли создатель/автор фильма (режиссер/сценарист/продюссер) изучать интересы зрителя и следовать им или же должен в своем творчестве обращаться к темам, которые волнуют, интересуют, прежде всего, его самого?

Если вы почувствуете, что нужно зрителю и снимете, то что интересно вам – это самый идеальный вариант конформизма. Такая школьница отличница, сидящая на первой парте (с чемоданом бабла) На такое тоже талант нужен. Что касается kuzmacinema, сценариста Павла Лукьянова, то мы идём от обратного. Павел пишет сценарий, и мы собираем гневные отзывы. Чем их больше, тем сценарий удачнее. Если тухлый помидор летит, мы сразу бежим снимать.

12.   Какими личностными качествами на Ваш взгляд должен обладать режиссер/сценарист и т.п?

Сценарист должен быть музыкантом, то есть закончить какой-нибудь кружок танцев. Чтобы плясать под режиссёрскую или продюсерскую дудку. Сценарии очень трудно искать, молодые все самолюбимые, востребованные, занятые, дорогие. Они делать ничего не умеют, но подступа к ним тоже нет. Как-то нехорошо получается. Это я просто обижен на жизнь, ищу сценарий, а собственного таланта его приманить не хватает. А мэтры (полные мэтры), они как красивые девчонки – недоступны или требуют драйва и сосредоточенности. Режиссёр должен мыслить визуально, и когда у него есть этот навык, он может бежать к любому хорошему сценаристу и пытаться его мучить. Режиссёров у нас по улицам вон сколько ходит, а сценаристов наверное один, два.

Значит ответ такой: режиссёр должен обладать качествами сценариста, а сценарист – качествами сценариста.

13.   Что Вы думаете о современном поколении молодых людей? Способны ли они воспринимать, ценить великие произведения искусства прошлого и способны ли сами создавать великое и что-то действительно новое?

Вы меня опять возбуждаете под вечер, что не очень педагогично. О поколении молодых, о нас самих, о себе и думать не хочется, до того противно и грязно мы живём. Отвратительная цивилизация кушает нас, заворачивая в гамбургер медийного белья и социальных сетей. Что можно думать о современном поколении, если появился блестящий рыцарь фейсбук? У меня там аж две тысячи друзей! Ну, я даю! Это ж надо так подружиться крепко! Глазам не верю просто, как же это хорошо!

Молодое поколение достигло уже больших успехов в культуре нажимания на кнопки и быстрого набора смс. «Малыш!прекрати истерику!все будет хорошо,все сделаем как и планировали я обещаю тебе!!!я люблю тебя солнышко,давай успокаивайся а то я тоже нервничаю!». Или: «Настя хватит мне смс свои слать, надоело уже. Я с тобой после твоих пьяных звонков и всей той чуши которые ты несла тогда вообще больше общаться.»

Всегда есть пчёлы альтруисты, и мученики, и они сидят жужжат в своих подвальчиках, читают книги, изучают алхимию, музыку. Конечно, чем больше муравейник, тем они глубже прячутся, но все хорошие жители всегда по тайным норкам придут на зов.

14.   Какую оценку по 5-ти бальной системе Вы бы поставили себе как режиссеру, как продюсеру, как сценаристу, как актеру, как оператору и т.п.?

Я был бы отвратительным актёром и хорошим оператором. Остальное уже попробовал, и готов к вашему суду! До встречи на ринге АртКино! Да здравствуют головорезы кинокритики, и беспредельщики-жюри!

15.   Какой совет могли бы дать начинающим режиссерам/сценаристам и т.п.?

Совет такой: если вы хотите заработать денег и получить могущество, пробирайтесь в совет директоров Газпрома, закупите сто галстуков на десять лет вперёд.

А вот если сердце по вечерам у вас болит и тревожится, если патефонные пластинки и бумажное письмо от девчонки вызывают слёзы, и вы рыдаете в подушку под сопрано дождя за окном. Если вы любите кинотеатр, пустые залы, запах выжженной травы в волгоградской области, если вы одиноки и некрасивы, если у вас есть шрамы или лишний вес – то кино обязательно вам улыбнётся!

И вы вместе с нашими прадедами утомитесь солнцами побед!

Кузьма Востриков
9 сентября 2011 года.




?

Log in

No account? Create an account